Банкротство гражданина — интервью Ловкиной А. В.

Анна Ловкина, 16.02.2016

Закон о банкротстве физических лиц стартовал 1 октября 2015 г. Помог ли закон изменить жизнь наших граждан к лучшему, рассказывает эксперт в области банкротства, адвокат и арбитражный управляющий Анна Васильевна Ловкина.

— Анна Васильевна, как вы оцениваете работу закона?
— Закон о банкротстве физлиц работает не так, как было задумано изначально. Неиссякаемого потока граждан, которые побежали в арбитражный суд освобождаться от своих долгов, не наблюдается. Закон работает максимум на 10% от своего возможного потенциала, на который изначально рассчитывали все заинтересованные лица — арбитражные управляющие, кредиторы и должники.

— Какие сложности возникают при применении закона?
— Сложности возникают еще на этапе сбора документов для подготовки заявления о банкротстве гражданина. Ориентировочно около одного месяца уходит на их сбор — сдать запросы и получить ответы из пенсионного фонда, налоговой инспекции, вспомнить о всех банковских счетах и кредитных картах и получить выписки за трехлетний период по ним, не забыть про сделки с имуществом. В большинстве случаев эта информация уже утеряна, так как мало кто хранит документы дольше трех лет. Но суду важно и нужно сообщить исчерпывающую информацию о банкроте, скрывать ничего нельзя, иначе есть риск после завершения процедуры остаться с долгами. Сообщение суду неполных и недостоверных сведений станет основанием для неприменения в отношении должника правила об освобождении от долгов. Приложение к заявлению — это отдельная большая проблема и отнимает массу времени, непосвященному человеку затруднительно заполнить правильно утвержденные Минэкономразвития формы. А если гражданин привлекает для сбора документов юристов, у него возникают дополнительные траты.

— Получается закон выгоден обеспеченным гражданам?
— Могу сказать с уверенностью, что закон о банкротстве физлиц является абсолютно неэффективным инструментом для должника при его задолженности менее 1 млн. руб. Потому что стоимость проведения процедуры такова, что это становится экономически невыгодно.

— Кто сегодня может позволить себе процедуру банкротства?
— Сейчас закон дает возможность банкротиться только олигархам и депутатам. Например, в Волгограде признан банкротом депутат государственной думы — Олег Михеев (Арбитражный суд Волгоградской области, дело № А12-45752/2015, сумма долга более 9 миллиардов, ежемесячный доход 360 тыс.), в Екатеринбурге рассматривается дело о признании банкротом депутата Законодательного Собрания Свердловской области — Ильи Гаффнера (Арбитражный суд Свердловской области, дело № А60-55069/2015), признан банкротом генеральный директор Новосибирского театра оперы и балета и художественный руководитель Михайловского театра в Санкт-Петербурге — Владимир Кехман (Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, дело № А56-71378/2015, сумма долга — более 4 миллиардов), в Московской области банкротом признали предпринимателя и бывшего владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова (Арбитражный суд Московской области, дело № А41-94274/15, сумма долга — более 20 миллиардов).

— Кто финансирует их процедуры банкротства? Кому это может быть выгодно?
— По Закону о банкротстве все расходы по делу о банкротстве относятся на должника. Заявителем по банкротству Ильи Гаффнера и Владимира Кехмана выступают банки, поэтому на начальном этапе они же и финансируют процедуру банкротства, а когда будет сформирована конкурсная масса должника и реализовано их имущество, банки имеют полное право на возмещение вне очереди своих расходов по делу о банкротстве.

Банкам может быть выгодна процедура банкротства из-за возможности оспорить подозрительные сделки должника, которые они совершали со своим имуществом в преддверии процедуры банкротства.

Выгоды от банкротства Владимиру Кехману никакой нет, потому что в течение трех лет с даты завершения процедуры реализации его имущества он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица. Ожидаем, что генеральным директором Новосибирского театра оперы и балета скоро станет другой гражданин.

В отношении депутатов Закон о банкротстве не содержит правил о дисквалификации. Очевидно потому, что депутаты писали закон для себя и о себе любимых не забыли.

— Возможно ли заранее должнику выбрать себе финансового управляющего?
— Финансовый управляющий может работать по делу о банкротстве только после назначения его судом. Можно заранее задать все интересующие вопросы действующему арбитражному управляющему на платной консультации, чтобы вникнуть во все детали процедуры банкротства, проанализировать ситуацию, оценить все возможные риски, выработать алгоритм действий. Консультация не ограничена по времени, поэтому обстоятельно и доходчиво можно получить полный и развернутый ответ на все вопросы. Главный вопрос у граждан — сколько стоит цивилизованно освободиться от долгов, что ещё можно сделать, а что уже нельзя.

— Сколько стоит процедура банкротства? Можно обозначить примерные расходы на проведение процедуры банкротства физического лица?
Себестоимость процедуры банкротства начинается от 100 000 руб. В судебном акте обоснованно суд указывает на необходимость внести на депозитный счет суда денежные средства в указанном размере для того, чтобы у финансового управляющего была возможность нести расходы по делу о банкротстве.

К расходам должника на процедуру банкротства относятся почтовые расходы, оплата государственных пошлин, открытие банковских счетов должника, нотариальные услуги, публикация сведений в газете Коммерсант и на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве, проведение торгов по тарифам электронных площадок, вознаграждение финансовому управляющему, вознаграждение привлеченным финансовым управляющим лицам, командировочные и транспортные услуги.

— Много желающих обанкротится? Кто в основном приходит на консультацию по банкротству?
— Желающих много, но зачастую финансовые возможности желающих не позволяют им нести расходы по делу о банкротстве и граждане разочаровываются, когда понимают что Закон о банкротстве не панацея от всех долговых бед.

Также в последнее время отмечаю тенденцию увеличения обращений за консультацией от юристов, которые не практикуют в банкротстве. Зачастую коллеги вникают детально в тонкости процедуры, чтобы затем предложить своим клиентам «дорожную карту» по банкротству. В общении с коллегами слов недостаточно, необходимо подкреплять слова выдержками из закона и судебной практикой.

— С кем вы работаете? Кто ваши клиенты?
— Работаем с людьми любой национальности и религии, у нас нет аллергии на чьи-то убеждения и политические взгляды. Главное — чтобы было комфортно работать, потому что от гармонии зависит успех. Основное требование к клиенту — предоставить полные и достоверные сведения, необходимые для нормальной работы. В случае предоставления информации и документов, не соответствующих действительности, вся ответственность за несоответствие результатов работы переходит на клиента.

Мы проведем процедуру банкротства гражданина с долгом от 2 млн. рублей, при наличии имущества или ежемесячного дохода. При наличии имущества суд может ввести процедуру его реализации, тогда в ходе банкротства будут торги имуществом и списание оставшихся долгов. При наличии ежемесячного дохода, позволяющего в трехгодичный срок рассчитаться с долгом, суд может вести процедуру реструктуризации долгов. В этом случае всё имущество сохраняется при должнике.

Безусловно, банкротство без потерь не бывает. Зато благополучное будущее и здоровье по шкале ценностей на первом месте.

— Известно, что граждане сталкиваются с отказом саморегулируемой организации предоставить кандидатуру управляющего. Разве Закон не обязывает СРО предоставить кандидатуру?
— Закон о банкротстве не обязывает СРО предоставить кандидатуру на какое-либо банкротство. Когда из арбитражного суда приходит запрос на кандидатуру финансового управляющего — СРО спрашивает своих членов о желании взять в работу это банкротство. Если арбитражные управляющие — члены СРО не выразили согласия быть утвержденными в деле о банкротстве должника, СРО письменно уведомляет об этом арбитражный суд. В этом случае арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве, потому что участие финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина является обязательным в силу закона.

Арбитражный управляющий не обязан заниматься банкротством, которое стоит в десятки раз дороже, чем указано в законе. В России никогда не было рабства и трудно представить себе принятие закона, обязывающего арбитражного управляющего в обязательном порядке брать в работу банкротство должника. В нашей стране труд доброволен.

— То есть арбитражные управляющие отказываются банкротить россиян из-за низкого вознаграждения?
— Это одна из причин. Вознаграждение в 10 000 руб. за всю процедуру является неадекватным. В банкротстве юридических лиц арбитражному управляющему установлено вознаграждение 30 тысяч рублей в месяц, а в банкротстве граждан, где объем работы не меньший, только 10 тысяч за всю процедуру. На процентное вознаграждение рассчитывать также не приходится, поскольку его размер законодатель ограничил 2% выручки от реализации имущества. Например, при реализации автомобиля стоимостью 300 тыс. руб., процентное вознаграждение управляющего от его реализации составит 6 тыс. руб.

Процедура банкротства длится не месяц и не два, она требует сбора документов, направления запросов в госорганы, аренды офиса, оплаты средств связи (телефон и интернет), оплаты труда помощников — бухгалтера, юриста, курьера, секретаря. Реальная себестоимость процедуры банкротства составляет больше 100 тысяч рублей. В столичных регионах и того выше. Поэтому большая наивность со стороны граждан рассчитывать, что за 10 тысяч они смогут найти арбитражного управляющего, который добросовестно будет исполнять свои обязанности.

Для того чтобы стать арбитражным управляющим, нужно много лет учиться, пройти стажировку, быть членом саморегулируемой организации, платить в СРО вступительные и ежемесячные взносы, постоянно повышать свою квалификацию на платных семинарах по банкротству, страховать свою ответственность в обязательном порядке.

Массовые отказы арбитражных управляющих заниматься банкротством граждан наблюдаются также и потому, что с 29.12.2015 арбитражный управляющий может легко потерять право заниматься этой деятельностью. Законодатель после двух административных правонарушений ввел ответственность арбитражного управляющего в виде дисквалификации. Это все равно, что водитель два раза проехал с не пристегнутым ремнем безопасности и его сразу лишили права управлять автомобилем.

Банкротство — это многоаспектный, очень сложный и ответственный вид деятельности. Юристов, специализирующихся на банкротстве, называют высшей математикой в юриспруденции. Рисковать своим статусом за 10 тыс. руб. никто не хочет.